ОХРАНА

 

В соответствии с законодательством, для национальных парков России задачи сохранения природных комплексов, уникальных и эталонных природных участков и объектов, а также историко-культурных объектов являются приоритетными. Поэтому именно подразделение национального парка занимающееся охраной насчитывает больше половины сотрудников ФГУ – 26 человек. Помимо этого в распоряжение отдела предоставляются автомобили с водителями – сотрудниками Отдела обеспечения основной деятельности.
Охрана осуществляется несколькими способами.
Это кордоны. Они установлены на всех основных въездах на территорию национального парка. Кордоны бывают постоянные и временные. Постоянные кордоны установлены на Северном участке (на въезде со стороны п.Ясное – кордон Уссури) и на Южном участке (на въезде со стороны д.Лиственное – кордон Милоградовский). Временные кордоны устанавливаются по мере необходимости на участках, где зимой нет движения автотранспорта и людей.
Это обходы территории государственными инспекторами. За инспекторами закреплены определенные маршруты, которые они проходят в установленные сроки. При этом государственные инспекторы не только смотрят за нарушениями режима территории, но и ведут определенные дневники для мониторинга состояния подведомственной территории.
Это рейды оперативного отряда. У сотрудников этого подразделения имеются приданные им автомобили и кроссовые мотоциклы, снегоходная техника, а также все необходимое для пеших маршрутов снаряжение. Поэтому сотрудники оперативного отряда могут появиться в любой точке парка в любое время.
Это современные методы наблюдения, включающие спутниковое отслеживание состояния территории, автоматические фотоловушки и другие спецсредства.
В соответствии с законодательством государственные инспекторы по охране территории национального парка имеют право задерживать нарушителей, досматривать граждан и автотранспортные средства, составлять протоколы и многое другое.
Наиболее громкое дело, связанное с охраной территории произошло в сентябре 2009 г. Нарушителями оказались сотрудники транспортной милиции города Находки во главе с начальником этого отделения. В результате многочисленных судебных процессов этот гражданин был признан виновным и в результате освобожден от должности.

Правда восторжествовала
Жители Приморского края, возможно, слышали, что осенью 2009 года у администрации национального парка «Зов тигра» случился какой-то конфликт с находкинской милицией. Пришло время рассказать подробнее, что же случилось на самом деле...
25 сентября к шлагбауму на границе национального парка в Чугуевском районе подъехали три автомобиля, в которых находилось восемь человек. Два из них были в форме милиции, а среди людей в штатском был полковник милиции, начальник линейного отдела внутренних дел на морском и железнодорожном транспорте г. Находка Герлихман А.Е. Ссылаясь на свою принадлежность к органам внутренних дел они принудили стоявших на вахте госинспекторов поднять шлагбаум и проехали вглубь территории. Вечером того же дня эта группа стала располагаться на отдых – разбивать лагерь, разжигать костер. Почему-то неподалеку от солонца, активно посещаемого изюбрями. И тут к ним подъехала машина оперативной группы с яркой надписью «Национальный парк «Зов тигра» с двумя его сотрудниками одетыми в форму и со знаками различия. Милиционеры отказались предъявить документы, оправдывающие их пребывание на особо охраняемой природной территории. Поэтому руководитель оперативной группы сел в автомобиль писать протокол об административном правонарушении. Но в этот момент на него навалился полковник милиции и стал выкручивать руку. Кто-то из его подчиненных заломил вторую руку. Двое других милиционеров удерживали второго госинспектора национального парка. Забрав обойму к карабину, лежавшую в автомобиле и принадлежавшую госинспектору, милиционеры отпустили сотрудников национального парка. Как бы то ни было, но рука руководителя оперативной группы была повреждена и управлять автомобилем он в тот день уже не мог. Госинспекторы после столь «радушной» встречи уехали и на следующий день вернулись уже с участковым из Чугуевки. Если первая встреча с транспортными милиционерами произошла в 29 км от въезда на территорию парка, то теперь их обнаружили еще дальше – возле вершины горы Снежной. Тут на них и был составлен протокол об административной ответственности. Что нарушили транспортные милиционеры: не оформили разрешения, их автотранспорт двигался по территории парка и они установили лагерь и разожгли костер в неустановленном месте да еще и в пожароопасный период. В общем-то, ничего особо серьезного. Факт браконьерства не установлен. То есть штраф две тысячи. На 8 человек – не так уж и много.
Но после этого началось…
13 октября в домах обоих госинспекторов оперативной группы неожиданно был произведен обыск. Что искали – не сказали. Опечатывали, изымали… Опечатали даже служебный автомобиль опергруппы… Оказалось, что транспортная милиция возбудила против госинспекторов уголовное дело по факту нахождения в нем обоймы от карабина – якобы незаконное хранение боеприпасов, хотя они имели полное право на эти патроны, как и на сам карабин, которого в момент стычки у них с собой не было. В материалах уголовного дела имеется справка, что патроны изменены – на них сделаны самодельные насечки. И об этом писала пресса. Да вот только после оказалось, что эта «экспертиза» липовая и что патроны просто покупные и без каких-либо изменений. «Посыпались» от Герлихмана А.Е. и его замов жалобы в прокуратуру и в суд. И суд состоялся и 26 октября вынес решение, что директор национального парка является заинтересованным лицом и не может выносить постановление по привлечению Герлихмана А.Е. к ответственности за нарушение режима территории. Странная логика. Директор по закону отвечает за охрану территории парка являясь главным госинспектором. Ему предписано выносить постановления… Но таково мнение суда.
28 октября транспортные милиционеры попытались повторно провести обыски в домах сотрудников оперативной группы. Богу известно, что бы они при этом «нашли», так как при предыдущем обыске они беспрепятственно ходили по домам без понятых. Но в дома их уже не пустили – госинспектора были на работе, а жены отказались пускать… И уж совсем работники транспортной милиции превзошли самих себя, когда вечером того же дня неожиданно начался обыск в здании администрации национального парка в Лазо. Директора национального парка при этом обвинили в руководстве преступной группировкой. В ходе 11 часового обыска, закончившегося в четвертом часу утра были изъяты многие десятки документов и компьютер. При этом не было предъявлено ни одного документа с четким указанием, что же все же они искали. Характерно, что на следующий день, после предпринятых администрацией парка действий, прокуратура признала, что этот обыск был необоснованный и незаконный…
Национальный парк был вынужден вынести еще одно постановление об административной ответственности в отношении Герлихмана А.Е. Но и это постановление было им обжаловано и Лазовский суд 15 декабря 2009 года вынес решение: постановление отменить и производство по делу прекратить. Дескать, ничего транспортные милиционеры не нарушали. Пришлось администрации парка обжаловать это решение в краевом суде. Во Владивостоке решение районного суда отменили и отправили на повторное рассмотрение. Тут уже Лазовский суд разобрался – милиционеры действительно не правы. Но Герлихман А.Е. вновь подал заявление в краевой суд на обжалование. Заседание состоялось 16 марта 2010 года. Стыдно было слушать, как «жалобщики» искажают факты. Но суд разобрался и оставил решение Лазовского суда в силе – милиционеры нарушили закон и должны заплатить штраф. Сейчас это решение вступило в законную силу. Но на это ушло без малого пол года! Масса времени и денег. И все же отрадно – правда восторжествовала!