Археологические памятники

 

Национальный парк «Зов тигра» располагается на территории трех районов Приморского края – Лазовского, Ольгинского и Чугуевского, которые входят в число наиболее изученных в археологическом плане районов.

 

Первые археологические памятники в этих районах были открыты еще в XIX веке и связаны с именами таких известных исследователей как П. Кафаров, И. Боголюбский, Н.А. Пальчевский, Ф.Ф. Буссе и его сподвижник Л.А Крапоткин.



Археологические памятники


И.Ю. Слепцов, Н.А. Клюев, к.и.н.


Институт истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока
Национальный парк «Зов тигра» располагается на территории трех районов
Приморского края – Лазовского, Ольгинского и Чугуевского, которые входят в число
наиболее изученных в археологическом плане районов.
Первые археологические памятники в этих районах были открыты еще в XIX веке
и связаны с именами таких известных исследователей как П. Кафаров, И. Боголюбский,
Н.А. Пальчевский, Ф.Ф. Буссе и его сподвижник Л.А Крапоткин. Ими были открыты
многие известные ныне памятники археологии (Скалистое городище, древние рудники на
берегу рек Арзамасовка и Милоградовка, городище Батюки, Лазовское городище,
Кокшаровское городище и др.), а также заложена основа научных исследований
древностей Дальнего Востока. В 50-60х годах XX столетия были начаты планомерные и
масштабные археологические исследования уже советскими учеными – А.П.
Окладниковым, Г.И. и Ж.В. Андреевыми. Впоследствии поиски изучения остатков
древней истории на территории районов продолжили их коллеги и последователи Э.В.
Шавкунов, Д.Л. Бродянский, А.В. Гарковик, О.С. Галактионов, В.А. Хорев, В.Д. Леньков,
Н.А. Кононенко, Н.А. Клюев, В.Е. Ермаков, О.В. Дьякова, В.И. Болдин, В.А. Татарников,
Вострецов, И.С. Жущиховская, Ю.Г. Никитин, Г.Л. Силантьев, Н.Г. Артемьева, А.Н.
Попов, С.А. Сакмаров, А.Л. Шумкова, И.Ю. Слепцов, С.В. Батаршев, С.С. Малков и др.
В результате их исследований достоверно установлено, что эти места во все
времена привлекали человека. Об этом красноречиво говорит тот факт, что к настоящему
времени на территории Ольгинского, Лазовского и Чугуевского районов уже известно
около 300 археологических памятников различных эпох от палеолита до позднего
средневековья. Уникальный ландшафт, благоприятный климат и богатейшие природные
ресурсы позволяли жить здесь представителям различных эпох с разными типами
хозяйственной деятельности. Охотники-собиратели древнего каменного века устраивали
свои временные стоянки на высоких, обдуваемых местах с хорошим обзором. Рыболовы
эпохи неолита селились в устьях нерестовых рек. Первые оседлые земледельцы
финального неолита и раннего железного века облюбовали высокие, открытые террасы. В
средневековье люди начали осваивать широкие, низкие террасы и пойменные долины рек,
удобные для стремительно развивающегося земледелия и скотоводства. Здесь выросли
долинные городища окруженные многочисленными поселениями. С возникновением
первых государств развивалось и военное строительство – на господствующих высотах
возводились города-крепости, поблизости от которых располагались селища,
обеспечивавшие гарнизон и жителей необходимыми продуктами и предметами быта.
На многих из открытых памятников археологии проводились стационарные
раскопки. Некоторые из них стали настоящими вехами в археологической науке. Так
поселение Моряк-Рыболов является одним из опорных памятников для характеристики
эпохи среднего неолита Восточного Приморья. Многослойное, долговременное поселение
Синие Скалы имеет 6 культурно-хронологических этапов заселения. Два из них относятся
к разным периодам неолита (ранний – бойманский, поздний – зайсановский),
последующие – к раннему палеометаллу (эпоха бронзы), периоду раннего железа, периоду
развитого железа (ольгинская культура) и времени существования государства Бохай. На
Скалистом городище эпохи раннего средневековья был выявлен металлургический
комплекс. Раскопки памятника Ветка-2 позволили выделить новую – веткинскую – группу
памятников в среднем неолите Приморья. В число памятников, получивших широкую
известность, входят городище Кокшаровка-1, Лазовское городище, поселения Валентин-
перешеек, Шеломаев ключ, Преображение-1, а также могильник Соколовский и поселениеПамятники древней истории и культуры, представленные руинированными
поселениями, оборонительными сооружениями, объектами деятельности древних жителей
Приморья - являются уникальными экскурсионно-туристическими объектами. Наиболее
хорошо из них сохранились памятники, относящиеся к периоду существования
государства чжурчжэней. Их можно посетить по дороге к национальному парку в качестве
промежуточных объектов осмотра.
Городище Лазовское располагается в 5 км к северо-западу от с. Лазо, слева от
дороги на скальной возвышенности с крутыми склонами. Граница городища в виде
высокого насыпного вала тянется по краю скалистого мыса. В юго-восточной части
возведены два ряда крепостных валов, укрепленных башнями. В стенах сделаны проемы
для ворот, защищенные мощными земляными траверсами. В западной части городища на
стратегически важном месте сооружено дополнительное внутреннее укрепление - редут.
Он четырехугольный в плане (20х20 м), защищен двухметровым глинобитным валом.
Внутри городища имеется множество искусственных площадок-террас с остатками жилых
и хозяйственных строений. Датируется 12-13 веками.
Равнинное городище Батюки располагается в 2 км к востоку от с. Лазо, на правом
борту долины р. Киевка, слева от автодороги, ведущей в п. Ольга. Размеры городища
250х250 м; оборонительная инфраструктура включает по три вала и рва с каждой стороны,
кроме восточной, укрепленной одним валом. При постройке городища было разрушено
более древнее поселение. Ориентировочно датируется - 12-13 веками.
Чугуевское городище располагается непосредственно в с.Чугуевка. Внутри
городища сейчас, как и в прежние времена, стоят дома и располагаются приусадебные
участки. По периметру городище огорожено высоким земляным валом, перед которым
еще просматривается ров. Въезд к располагающимся внутри домам осуществляется по
древней дороге, идущей через укрепленные ворота.
Вблизи с. Старая Каменка и с. Сокольчи имеются многочисленные более древние (в
основном относящиеся к эпохе бронзы и эпохе железа) археологические памятники, но
они не зрелищны и поэтому не привлекательны для туристов, едущих без сопровождения
специалистов.
Несмотря на достаточно высокую степень археологической изученности районов,
еще остаются места, где археологи пока не были или только приступают к их
планомерному обследованию. К таким местам относится и территория национального
парка «Зов тигра», которую археологи посещали лишь эпизодически. В 2013 году, при
всесторонней поддержке руководства Парка, была проведена предварительная
рекогносцировочная археологическая разведка отдельных участков его территории в
долине р. Милоградовка от слияния ключей Прямой и Длинный («Избушка Лесика») до
устья руч. Терповый и от кордона Милоградовский до урочища Конторка (устье ключа
Большой Лебедистый).
Примечательно то, что даже такая «точечная» разведка дала очень
обнадеживающие результаты и продемонстрировала несомненную перспективность
дальнейших исследований. В ходе предварительного обследования двух участков
территории национального парка «Зов тигра» обнаружены и зафиксированы три
археологических памятника, культурный слой которых содержит фрагменты лепной
керамики и каменные артефакты. Один из открытых памятников относится к верхнему
палеолиту, а два – к эпохе палеометалла.
Наибольший научный интерес вызывает палеолитический памятник Избушка
Лéсика (утес), который относится к немногочисленной категории стоянок-мастерских,
имеющих своеобразную модель поселенческой стратегии, связанную с добычей и
2переработкой каменного сырья. Такие стоянки обустраивались, преимущественно,
недалеко от выходов подходящих горных пород, пригодных для изготовления каменных
орудий (кремень, яшма, кремнистый туф, обсидиан и др.) и эксплуатировались очень
длительное время. Иногда на протяжении нескольких эпох.
Состав археологического материала на этих памятниках также характеризуется
сходством и специфичностью признаков, свойственных только этой группе памятников.
Артефакты представлены, в основном, некондиционными отщепами, сколами,
сработанными фрагментами сырья, обломками галечных отбойников, реже – фрагментами
недоделанных предметов, поломанных в процессе изготовления. Иногда встречаются
готовые изделия, видимо, оброненные и утерянные.
Стоит отметить, что люди не жили на таких стоянках постоянно, а приходили время
от времени, чтобы собрать сырье и сделать достаточное количество заготовок – пластин и
крупных отщепов – из которых впоследствии можно будет изготовить необходимое
вооружение и орудия труда – наконечники стрел и копий, ножи и скребки. Как правило,
посещения таких стоянок не были спонтанными. По всей видимости, они заранее
планировались, и приурочивались к сезонным миграциям копытных, либо к нерестовому
ходу рыбы в близлежащих реках, что не только гарантировало пропитание во время сбора
сырья, но и обеспечивало заготовку провизии впрок.
Кроме пластин и отщепов древние умельцы научились со временем заготавливать
нуклеусы – определенным образом обработанные преформы – с которых в любой момент
можно было сколоть или отжать пластину, необходимую для изготовления наконечника
стрелы или ножа. Нуклеусы были более «технологичны», удобнее в транспортировке, а
также позволяли унифицировать изготовление целого ряда орудий, что значительно
облегчало жизнь первобытным охотникам.
Помимо памятников, о которых шла речь, на территории национального парка
существует еще ряд объектов интересных не только в археологическом аспекте, но и с
точки зрения этнографии. К таким объектам относятся сухие каменные колодцы,
расположенные к северу от впадения кл. Прямой в р. Милоградовку и еще в нескольких
местах на территории национального парка. Подобные колодцы, в качестве хранилищ,
были распространены и в средневековье и в более позднее время. Также вызывает интерес
череда хорошо заметных в рельефе глубоких западин диаметром от 4 до 6 м, которые
тянутся от кордона Милоградовский до строящегося кемпинга Милоградовские Ключи.
Очевидно, что их расположение и протяженность распространения не случайное
совпадение. Не исключено что, они могут быть остатками ловчих сооружений.
К этому остается добавить, что особенности ландшафта и некоторые
топографические особенности дают основания выделить еще несколько мест на
территории Парка, где, с большой долей вероятности, можно предположить наличие
памятников археологии. Это, в первую очередь, южный склон и отроги высоты 588.8,
являющейся водоразделом между кл. Прямым и кл. Безымянным; южный борт кл.
Прямой; долина кл. Ветвистый; северный борт р. Милоградовки вверх по течению от
устья кл. Большой Лебедистый (правый берег) до устья кл. Мраморный (включая
приустьевый участок кл. Разбойник и урочище Чертов Мост); правый (южный) борт р.
Милоградовки западнее кордона Милоградовский до строящегося кемпинга
Милоградовские Ключи.
Учитывая сказанное, можно утверждать, что территория Национального парка «Зов
тигра» является не только археологически перспективным районом, но и имеет
значительный потенциал для просветительской деятельности, в случае музеефикации
отдельных объектов археологии с последующим развитием археологического
(исторического) туризма.
Литература:
3Буссе Ф.Ф. Остатки древностей в долинах рек Лефу, Даубихэ и Улажэ // Зап. О-ва
изучения Амурского края. 1888. Т. 1. С. 1-28.
Буссе Ф.Ф., Крапоткин Л.А. Остатки древностей в Амурском крае//ЗОИАК. 1908.
Т.12. – С.1-66.
Памятники истории и культуры Приморского края. Материалы к Своду. Б.м.: ИИАЭ
ДВО АН СССР, 1991. 268 с.